Меню

Учебник по народной медицине

Медицинские интернет-конференции

Языки

Народное врачевание в Древней Руси

Кулакова Я.О., Иванова М.С.

Народное врачевание в Древней Руси

Кулакова Я.О., Иванова М.С.

Научный руководитель К.И.Н. В.В.Суворов

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра философии, гуманитарных наук и психологии

Первые письменные упоминания о медицине на Руси появились в XI веке. До второй половины XIX века народная медицина оставалась единственным способом лечения болезней и поддержания здоровья людей. На тот период времени существовали три основные формы лечения: народное врачевание, монастырская медицина, светская медицина.

В Древней Руси была востребована народная медицина. Заговоры, передаваемые в устной форме и обращенные к языческим божествам, способным прогнать болезнь дошли и до нашего времени. В то время для лечения болезней использовались растения (полынь, крапива, подорожник ), продукты животного происхождения (мед, кобылье молоко, сырая печень трески) и минералы. Врачевателей называли кудесниками и ведьмами. В народе считалось, что они являлись посредниками между человеком и таинственными силами природы. После врачевателей стали называть-лечцами.

Первое упоминание о лечцах было найдено в «Русской Правде». Секреты врачевания передавались по наследству. В Древней Руси были лечцы-хирурги и лечцы , которые лечили травами и мазями.

«Изборник Святослава» в XI веке был популярной книгой. В этой книге говорится о лечцах-резалниках, которые являлись предшественниками хирургов. Они умели «разрезать ткани», ампутировать конечности, иные больные или омертвевшие части тела, делать лечебные прижигания, лечить повреждения травами и мазями. Также в этой книге описаны болезни, перед которыми врачеватели были бессильны.

На Руси проводились операции черепосверления, чревосечения, ампутации. Усыпление больного проводилось при помощи мандрагоры, мака и вина. Инструменты (пилки, ножницы, топоры) перед операцией проводили через огонь. Для обработки ран использовали березовую воду, вино и золу, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных.

В настоящее мире возрос интерес к основам традиционной медицины в связи с кризисом научной медицины. Однако, часто народными целителями и знатоками традиционной русской медицины представляются шарлатаны. Это наносит непоправимый ущерб не только здоровью их пациентов, но и репутации русской традиционной медицины.

Источник

Медицинские воззрения языческой Руси

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Читайте в новом номере

Кафедра истории медицины и культурологии ММА им. И.М. Сеченова

Важнейшими источниками, из которых мы получаем сведения о состоянии древнерусской медицины являются легенды, сказания, былины. В них мы черпаем знания о народных воззрениях по различным вопросам жизни, в том числе и об организме человека, и о происходящих в нем процессах. Другим источником, дающим ценный материал по медицине Древней Руси, являются заговоры, присказки, пословицы, поговорки и т.д. Пословицы, по мнению В. Даля, – сокращенные притчи, имеют большое значение для изучения истории народа . В ряду этих источников занимают одно из главных мест старинные лечебники и травники. Несмотря на то что они относятся по времени своего появления к более позднему историческому периоду, тем не менее в них содержится много традиционного, перешедшего в них из языческого периода русской истории.

Первичный зачаток русской народной медицины следует искать в знахарстве и колдовстве древних славян. Эта народная медицина отличалась одной чертой, не свойственной первичным ступеням западноевропейской медицины. Дело в том, что русская народная медицина не знала жреческой организации, которая отмечает собою первые ступени развития медицины у романских и германских народов. Волхования, заклинания, заговоры, наговоры, основанные на вере в таинственные силы природы, являются преобладающими орудиями нашей архаической медицины наряду с простыми, чисто механическими средствами врачевания телесных болезней.

В языческой Руси, олицетворявшей в своих божествах силы природы, хранителями и носителями высших интеллектуальных познаний своего племени, в том числе и медицины, были старшие в роду (старцы, “калики перехожие”). Они совмещали в себе и отправление внешнего религиозного культа, и хранение преданий, и вещание права. Обладали, по всей вероятности, и тайнами первобытного врачебного искусства. “Калики перехожие” исцеляют Илью Муромца, который, по нашим былинам, “тридцать три года сиднем сидел в селе Карачарово”, и возвращают ему силы, дав “испить ему чарочку питьица медвяного”. Кстати, чем был болен Илья из Мурома? Скорее всего рассеянным склерозом, неизлечимым до сих пор. Но есть и мнение, что в детстве он перенес полиомиелит.

В культ предков древних славян входили также и анимистические представления (анима – душа). В представлении наших пращуров особое место занимала реинкарнация (перевоплощение), основанная на представлениях об особой жизненной силе, существующей раздельно с человеком. Один и тот же физический облик принадлежит и живому человеку, действующему, двигающемуся, думающему, и мертвому, трупу, внешне напоминающему живого, но неподвижному, бесчувственному, ибо жизненная сила (“душа”) отделилась от него куда-то. Когда человек умирал, по думам древних славян, душа его, или дух, уходила из тела, как “дымец малый”. Судьба этих духов, по представлению древних, различна. Часть из них остается на земле, творя добро и зло, друга часть отправляется на небо, продолжая влиять на жизнь потомков. Считалось также, что души умерших ищут себе пристанище в животных, предметах, поэтому многие лечебные приемы связывали с животными: при головной боли сажали на лоб щенка, при лихорадке привязывали рядом козу и т.д.

У древних славян родоначальника называли Чуром или Шуром (“чур меня”). Чур – хранитель рода. Хранители дома – домовые. Глава племени должен был “держать связь” с духами-прародителями. Посредниками между человечеством и таинственными силами природы считались также кудесники, волхвы, ведуны, ведуньи, играющие видную роль в древних летописных сказаниях и в произведениях устной народной словесности. К кудеснику обращается – помните? – князь Олег: “Что сбудется в жизни со мною?” Эти посредники могли использовать свою силу и на благо, и во вред человеку – исцелить или покарать.

Кстати, главным образом эта сила приписывалась женщинам , так как, по свидетельству специалистов, “вообще языческий идеал присваивает женской личности мифическую сущность, она обладает даром гаданий, чарований, пророчества, знает тайны естества, и потому в ее руках по преимуществу хранится врачевание от болезней и, следовательно, колдовство, ведовство, заговоры, заклинания. Она в близких связях с мифическими силами, в ее руках и добро, и зло этих сил” [1]. Знахарская практика древних славян порождала и анимистические образы – духов и богов-целителей. У восточнославянских народов оспа, холера, лихорадка – образ злых, уродливых женщин. На Руси существовало 12 сестер-лихорадок: Трясуха, Знобуха, Простуда и другие. Племена восточных славян финского корня были этнографическим элементом, который “рекрутировал” кудесников и волхвов. К ним, на север, в глубь лесов первобытных ходили русские люди за “волхованиями” уже и после принятия христианства. Это мистическое значение древнерусского севера отмечено А.С. Пушкиным в поэме “Руслан и Людмила”:

“Наука дивная таится

Под кровом вечной тишины,

Среди лесов в глуши далекой

Живут седые колдуны. ”

Народ верил в силу этих седых колдунов и в их “дивную науку” и обращался к ним со своими нуждами, в том числе и во время болезней. Вот что мы узнаем из более поздней летописи, датированной 1071 г. (после принятия христианства, когда волхование было объявлено преступлением): “Волхование – это бесовская сила, наводящая и благо, и немощь. Чаще всего дается дар волхования женщинам, ибо первая жена была прельщена бесом; они волхвуют и чародейством, и отравою, и иными кознями бесовскими, но и мужи прельщаемы бывают бесами” [2]. Такова почва, на которой мы должны искать следы древнейшей языческой медицины, представляющей сумму знаний о целебных силах природы с элементами магической медицины.

Читайте также:  Биотехнология основы получения лекарственных препаратов

Анимистические представления древних славян имели в основе своей естественные явления – страх смерти, страх перед покойником. Даже вид умирающего, больного вызывал чувство страха. По свидетельству арабских купцов, посетивших в Х в. Волгу, их поразило отношение к больным. Они отмечали, что “если один из них заболеет, то ему устраивают в отдалении от себя шатер и оставят с ним несколько хлеба и воды. Близко к больному никогда не подходят и не говорят с ним, даже более того: не посещают его за все время болезни. Когда больной выздоровеет и встанет с постели, он возвращается к своим. ” [3]. По всей видимости, в данном случае древние славяне бессознательно пользовались методом изоляции, что играло большую роль в предотвращении заразных болезней.

При господстве таких воззрений, как анимизм, тотемизм, магия, главными способами лечения были заговоры, заклинания. Древнеславянские заговоры – корень русской народной медицины. Все они имели определенную форму и строились строго по плану. Вот, например, типичный заговор – от зубной боли: “ Как земляника засыхает и завядает, так чтобы у . (называлось имя больного) зубы замирали и занемели, по сей день, по сей час” [4].

Во врачебных заговорах древних славян наблюдается смесь анимизма с фетишизмом (фетиш – вещь). В заговоре обыкновенно говорится о каком-нибудь камне (латырь – камень), который лежит в “чистом поле” или “океан-море”. Вокруг этого камня и строится вся заговорная поэзия – лечение. Подробно перечисляются всевозможные виды данной болезни и частей тела, из которых она высылается. “Ссылание”, “сметание”, “сливание” болезни – необходимый аспект лечебных заговоров. Знахарь, как правило, обращался к месяцу, ветру, воде, дереву. Основное значение здесь имеют слова, но постепенно в процесс заговора вовлекаются и действия знахаря. Магические свойства передаются отдельным предметам. В лечебных заговорах появляется так называемый приколень, с помощью которого стараются передать болезнь с человека на какой-нибудь предмет. Для того, например, чтобы “установить золотник” (лечить женский детородный орган – матку), обводили веником вокруг живота больной, нажимая, приговаривали: “Крепко березка на корню стоиць, так стань золотник на своем месци того кряпчей”. Постепенно слова заменялись символическими действиями. При трудных родах разрубали топором связанные колья, открывали окна, двери и т.д. На дальнейшей ступени своего развития место символических действий знахаря занимают символические лекарства – амулеты. В былинах сила богатыря передавалась другому с его кровью. Былинный Святогор передает свою силу с пеной.

Распространенным методом лечения у древних славян было, как уже говорилось, “сметание” болезни, для чего применялись прутья, кнут, веник. Веником можно “засекать”, выметать болезнь, что предохраняет от всякой порчи, как бы отметая ее. С этой целью клали на пороге веник, вилы, топор; “сливание” болезни – омовение водой – тоже прием лечения, весьма распространенный. Вода обладает очистительной силой у древних славян и представляется живым существом – ее боялись оскорбить, ей поклонялись. “Состригание” болезни – тоже медицинский прием. Желая избавиться от недуга, состригали волосы, ногти, сжигали, отдавали собаке в хлебе и т.д. Знахарский культ был одним из истоков древнерусской медицины.

1. Забелин И.Е. “Домашний быт русских цариц в 16–17 столетия” М., 1872; 81.

2. Цит. по книге Н.П. Загоскина “Врачи, врачебное дело в старинной России”. Казань, 1891; 10.

3. Скороходов Л.Я. Краткий очерк истории русской медицины. Л., 1926; 17.

4. Цит. по книге Скороходова Л.Я. “Краткий очерк истории русской медицины”. Л., 1926; 17.

Источник

Между верой и знанием: официальная, альтернативная и комплементарная медицина в лечении астмы и аллергии

Рассмотрены различные методы терапии аллергических заблеваний и бронхиальной астмы, пользующиеся спросом у населения. Дана оценка этих подходов с точки зрения проверенности и доказанности эффективности.

Different methods of allergic diseases and bronchial asthma therapy that are in requisition among the population, were considered . These approaches were assessed from the point of view of reliability and validity of their efficiency.

Главной особенностью современного рынка медицинских услуг является их разнообразие. Выбор наиболее адекватной терапии для каждого пациента связан с научно обоснованными методами медицинской практики, соответствующими принципам доказательной медицины, которая требует строгого подтверждения эффективности и безопасности тех или иных методов лечения, профилактики или диагностики путем методологически корректно выполненных рандомизированных контролируемых испытаний — двойных слепых с плацебо-контролем [1, 2]. Любые другие методы, не получившие такого методологического подтверждения эффективности, рассматриваются как нерелевантные и неэффективные, вне зависимости от их кажущейся эффективности в открытых исследованиях, когда некоторые участники исследования знают, какое именно воздействие получает пациент. Такой подход является основным в западной медицине. Однако практически у каждого народа мира, в каждой стране существуют свои традиции использования дополняющих и нетрадиционных практик (комплементарная и альтернативная медицина), и пациент может выбирать те методы, которые считает наиболее приемлемыми и которым в наибольшей степени доверяет в соответствии с этнокультурными и духовными традициями [3].

Комплементарная или дополняющая медицина/терапия — это широкое поле деятельности, объединяющее все те направления вспомогательной лечебной практики, которые выходят за рамки т. н. официальной (аллопатической) медицины и соответствующих протоколов лечения. Во многих западных странах отдельные ветви комплементарной медицины регулируются государством, и они, как правило, не включают лженаучные направления (например, шарлатанство).

Региональные и международные организации все чаще признают важность эффективного взаимодействия научной и комплементарной медицины, особенно в развивающихся странах, что позволяет охватить медицинской помощью большее число пациентов.

Терминология

Современная медицинская практика требует от врача, чтобы диагностика, лечение, профилактика заболеваний осуществлялись на основе надежной, научной информации. К настоящему времени международное сообщество врачей еще не пришло к единому определению понятия научно обоснованной медицины, также как нет и единого мнения о том, как правильно применять принципы и методы научно обоснованного подхода в ежедневной медицинской практике [3–5]. Для обозначения научно обоснованной, практической медицины используются термины «конвенциональная медицина», «классическая медицина», «официальная медицина» (эти синонимы будут использованы в контексте данной публикации). В рамках конвенциональной медицины широко используется стандартная практика — совокупность методов диагностики и лечения, применяемая известными врачами конкретных специальностей. Врачи могут предпочитать какие-либо диагностические и терапевтические подходы, в то же время признавая существование приемлемых методов.

Приемлемые методы основаны на современных знаниях (в нашем случае в области иммунологии-аллергологии) или не противоречат им. Кроме того, они прошли проверку временем, достаточный период использования и проведения научно обоснованных клинических испытаний подтвердил их эффективность и безопасность. В результате научных исследований или случайного наблюдения могут появляться новые методы, которые можно отнести к экспериментальным процедурам. Термин «экспериментальный» можно отнести к тем методам диагностики и лечения, которые проходят клинические испытания на лицах, информированных об экспериментальном характере процедуры, ее потенциальных рисках и пользе (все они подразумевают обязательное получение информированного согласия) [6].

Научно обоснованная медицинская практика — это попытка изменить сложившуюся в течение веков систему авторитарных отношений в медицине и не ставить в основу принятия решений укоренившуюся традицию или мнение авторитета. Точка зрения экспертов часто разноречива. Иногда суждение, однажды высказанное авторитетным экспертом, кочует из одного руководства в другое, несмотря на очевидные противоречащие факты. Известно, что многие, даже существующие длительное время, медицинские традиции и «общепризнанные методы» до сих пор не были подвергнуты адекватной научной проверке. Постепенно в медицине возникали идеи, повышающие ее эффективность, — например, «золотой стандарт терапии» и «препарат выбора».

Читайте также:  Чистка электроплиты домашними средствами

Не отрицая полностью огромной важности личного опыта и значительного вклада исследователей в решение той или иной проблемы, научно обоснованная медицинская практика ориентирована на следующие положения:

  • В большинстве клинических ситуаций диагноз, прогноз и результаты лечения отдельного больного не­определенны и поэтому должны выражаться через вероятности.
  • Вероятность исхода для отдельного больного наилучшим образом оценивается на основании прошлого опыта наблюдений за группами подобных больных.
  • Клинические наблюдения предполагают возможность предвзятости и систематических ошибок, поскольку сделаны они экспериментатором-врачом на объекте наблюдения — человеке.
  • Любые исследования, включая клинические, подвержены влиянию случайности. Поэтому, чтобы избежать заблуждений, клиницисты должны полагаться на наблюдения, основанные на твердых научных принципах, включающих способы уменьшения предвзятости и оценку роли случайности.

Важным этапом эволюции и совершенствования научно обоснованной медицинской практики стало развитие доказательной медицины (evidence-based medicine, англ. — медицина, основанная на доказательствах). Доказательная медицина (ДМ) это такой подход к медицинской практике, при котором решения о применении профилактических, диагностических и лечебных мероприятий принимаются исходя из имеющихся доказательств их эффективности и безопасности, а такие доказательства подвергаются поиску, сравнению, обобщению и широкому распространению для использования в интересах больных [2, 7].

Голос здравого смысла заставляет специалистов прислушиваться к доказательной медицине, которая говорит о том, что нужно применять только те методы, эффективность которых научно доказана, а те, эффективность которых не известна, научно не доказана, применять не надо. Но огромная армия пациентов обращается за теми методами диагностики и лечения, которые предлагает неконвенциональная медицина. Неконвенциональная медицина — условное понятие, объединяющее способы диагностики, предупреждения и лечения болезней человека, которые по тем или иным причинам не получили всеобщего признания у врачей. Основной причиной этого обычно является отсутствие четких правил, большая доля субъективности в выборе и применении данных методов, плохая воспроизводимость результатов в руках разных специалистов и, вследствие этого, сложности в проведении объективных испытаний их эффективности и широкого внедрения в клиническую практику. Существуют определенные трудности и разночтения в терминологии и описании диагностических и терапевтических воздействий в сфере неконвенциональной медицины: народная, традиционная, комплементарная, или дополнительная, альтернативная [3, 8].

Народная медицина представляет собой общий итог накопленных знаний, верований и навыков, основанных на теории, убеждениях и опыте коренных народов и представителей различных культур, независимо от того, можем мы их объяснить или нет, которые используются для поддержания здоровья, а также для профилактики, диагностики и улучшения состояния при физических и психических расстройствах.

В соответствии с позицией ВОЗ [3], традиционная медицина — это комплексный термин, который относится как к системам народной медицины, таким как традиционная китайская медицина, индийская аюрведа, арабская медицина унани, так и к различным формам медицины коренных народов.

Наряду с термином «народная медицина» в ряде стран для определения широкого набора существующих видов практики в сфере здравоохранения, которые не являются частью собственных традиций страны и не включены в основную систему медико-санитарной помощи, используются термины «комплементарная (дополнительная) и альтернативная медицина».

Комплементарная медицина (Comple­mentary medicine) — все виды неконвенциональной медицины, используемые в целях здравоохранения совместно с конвенциональной медициной. По предложению Кокрановского содружества комплементарная медицина (КМ) — это диагностика, лечение и/или профилактика, которые дополняют конвенциональную (официальную) медицину, способствуя общим целям сохранения здоровья и удовлетворению спроса, не предоставляемого официальной медициной, или за счет диверсификации официальных рамок медицины. Комплементарная медицина включает в себя по большей части те направления и практики, которые описаны и исследованы, имеют наработанный практический опыт и традиции, а их действенность подтверждена соответствующей клинической практикой [9].

Комплементарная медицина зачастую практикуется и изучается совместно с альтернативной медициной. На Западе широко распространен [10–12] термин «комплементарная и альтернативная медицина» — КАМ (англ. Complementary and Alternative Medicine, CAM), применяемый для всех видов терапии, не принадлежащих к конвенциональной медицине [13]. Однако понятие «комплементарная медицина» отличается от альтернативной. В то время как комплементарная медицина используется cовместно с конвенциональной медициной, альтернативная медицина — вместо конвенциональной. Таким образом, в настоящее время происходит определенное разграничение между терминами «комплементарный» и «альтернативный». Альтернативная медицина — методы, противостоящие официальной медицине (нередко антинаучные, используемые вместо медицинских средств). Альтернативная медицина — это когда что-то применяется вместо научно обоснованного вмешательства (кроме термина «альтернативная медицина» иногда используют термин «параллельная», «нетрадиционная»).

Востребованность услуг неконвенциональной медицины

Несмотря на успехи конвенциональной медицины интерес к народной, комплементарной, альтернативной медицине не только не уменьшается, но и растет. Так, в США 42% пациентов обращаются за услугами неконвенциональной медицины, 70% населения в Канаде хотя бы один раз прибегали к использованию таких методов, в Великобритании — 20%. Процентный показатель для населения, обращающегося за услугами КАМ, достигает 75% во Франции, 48% в Австралии, 38% в Бельгии. В Африке, где до 80% населения используют народную медицину для удовлетворения своих медико-санитарных потребностей, идет интенсивный процесс институционализации комплементарной и альтернативной медицины. Народная медицина в экономически неразвитых странах является наиболее доступным видом помощи и поэтому широко востребованным [3, 14–16].

В основе мотивации обращения пациентов, живущих в индустриально развитых странах, к народной, комплементарной, альтернативной медицине лежит множество других осознаваемых и неосознанных потребностей. Для некоторых выбор определяется недовольством системой здравоохранения. Так, в России, по данным «Левада-Центра» и ВЦИОМ, более 90% опрошенного в конце 2011 года населения недовольны системой здравоохранения. Для других — выбор определяется чисто экономическими соображениями (услуги народной медицины часто более дешевы). В ряде случаев определенную роль играет «географическая близость», доступность. Многие относятся к официальной медицине с некоторым страхом, испытывают неуверенность при встрече с врачом, а в условиях доминирующих патерналистских отношений пытаются избегать авторитарного давления врача. Пациенты с тяжелыми хроническими заболеваниями испытывают разочарование в связи с отсутствием выздоровления или заметного улучшения состояния здоровья и т. п. Открытое обсуждение этих проблем между врачом и пациентом может иметь терапевтический эффект, а иногда быть достаточным само по себе. Пациенты могут испытывать неприемлемые побочные эффекты назначенного представителем официальной медицины лечения или столкнуться с трудностями адаптации к своей болезни. Непонимание или незнание ожиданий, тревог и надежд пациента обычным практикующим врачом, дефицит времени, отведенного для приема, невозможность обсуждения личных проблем при контакте врача с пациентом неизбежно способствуют оттоку пациентов в сферу неконвенциональной медицины. Существенное влияние на этот процесс и качество помощи оказывает отсутствие у врача, работающего в сфере конвенциональной медицины, информации о КАМ. Совет врача, который терпеливо выслушивает пациента и поддерживает его выбор, скорее сведет возможный риск к минимуму, чем рекомендации врача, в принципе не принимающего и отклоняющего комплементарную медицину. Более вероятно, что первая стратегия поощрит пациента использовать нетрадиционные методы как дополнение, а не как альтернативу медицине, основанной на доказательствах.

Читайте также:  Лекарственные препараты по рецептам с истекшим сроком действия отпускать

Анализ обращений больных аллергическими и иммуноопосредованными заболеваниями в Саратовской области к услугам неконвенциональной медицины показал, что 27% больных обращаются за помощью в храм; к услугам знахарей и народных целителей прибегает 16%; пользуются услугами экстрасенсов — 9%; гомеопатии — 4%, другими формами — 6%. При этом в России у 95% народных целителей отсутствует медицинское образование, а более 40% из них нуждаются в лечении психических отклонений [17]. Озабоченность по поводу безопасности, качества, выдачи лицензий тому, кто предоставляет такую помощь, заставляют искать доказательства эффективности продуктов и курсов народной медицины и КАМ.

Необоснованное использование альтернативной медицины практиками и потребителями

По мере развития научной медицины не утратила своего значения псевдонаучная, псевдомедицинская деятельность, направленная на получение выгоды от вводимых в заблуждение людей — шарлатанство, знахарство, мошенничество. Это связано с агрессивной рекламой таких подходов, а также тем, что определенная часть населения в результате собственной интеллектуальной ограниченности, недостаточной информированности, качественно низкого начального и специального образования не может получить и воспринять фундаментальные базовые научные знания. Поэтому они легко откликаются на предложения о снятии «порчи», «очищение кармы», «открытие чакр», улучшение «ауры» и т. д. Формы и проявления псевдонаучных практик в сфере диагностики и лечения могут быть самыми разными в зависимости от бытовых, национальных традиций, уровня культуры и других условий.

Сфера диагностики

В последнее время растет число коммерческих предложений по использованию спорных методов при диагностике аллергических заболеваний. Имея внешние признаки теста, эти диагностические методы не согласуются с современными знаниями по патофизиологии аллергии, научные доказательства их использования при любых (как аллергических, так и неаллергических) заболеваниях отсутствуют. Оценка таких тестов в двойных слепых плацебо-контролируемых исследованиях (ДСПКИ) приводит к результатам, сопоставимым с плацебо. В качестве примера «диагностических» процедур, которые не базируются на научном фундаменте, не прошли надлежащим образом контролируемых клинических испытаний и по­этому неприемлемы в аллергологии-иммунологии [6], можно назвать цитотоксический тест, провокацию-нейтрализацию, прикладную кинезиологию, Vega Testing — определение электромагнитных полей, создаваемых испытуемым, анализ волос (Hair Analysis), электродермальную диагностику, гемосканирование «живой капли крови». Два последних «модных» метода особенно активно рекламируются. Суть метода электродермальной диагностики связана с измерением электрического сопротивления кожи до и после воздействия аллергена. При этом аллерген в контейнере ставят на включенную в электрическую цепь металлическую чашку, соединяющую больного и гальванометр. Сторонники этой странной процедуры используют для ее проведения кожные точки при акупунктуре. Исполнители этой процедуры гарантируют нереальные результаты:

  • «Проверить на совместимость с организмом пациента назначенных медикаментов, а также выявить аллергены, продукты питания, косметику, украшения и пр., оказывающие негативное влияние на организм пациента.
  • Определить не только совместимость, но и персональную дозировку.
  • Тестирование лекарственных средств проводится в специальном контейнере, т. е. без приема внутрь организма».

Однако реальные возможности теста стремятся к нулевому значению. Процедура не имеет рациональной физиологической основы. Специальные исследования, подтверждающие достоверность теста, в широких масштабах не проводились, а при сравнительных исследованиях у пациентов с пыльцевой аллергией в Саратове отсутствовала корреляция результатов электропунктурной диагностики с анамнезом и положительными кожными пробами. Предположения о том, что воздействие аллергена может осуществляться через зажатый в руке контейнер, не выдерживают никакой критики.

Еще более фантастические рекламные обещания предлагаются при проведении гемосканирования (исследование «живой капли крови» с увеличением 1500). Как следует из рекламных предложений (далее текст цитируется без изменения стилистики): «Гемосканирование крови — это метод тестирования всех (выделено нами — авт.) систем организма посредством сканирования живой капиллярной капли крови (из пальца). Увеличение в 1500 раз позволяет увидеть:

  • pH крови (закисленность крови приводит к склеиванию эритроцитов);
  • дефицит ферментов для расщепления белков (дефицит ферментов также приводит к склеиванию эритроцитов);
  • уровень водно-солевого обмена — наличие кристаллов различных солей. Наличие кристаллов мочевой кислоты говорит об образовании песка или камней в желчном пузыре. Наличие кристаллов ортофосфорной кислоты говорит об развитии остеопороза. Наличие кристаллов холестерина говорит об образовании целлюлита у женщин и атеросклероза у мужчин;
  • пищевые мутагенные/тератогенные токсины;
  • поражение эритроцитов почечными токсинами/свободными радикалами;
  • паразиты, грибы, бактерии, яйца глистов, цисты;
  • активность, количество и качество иммунных клеток».

Апофеозом столь неправдоподобного, а точнее сказать — безумного, объяснения «находок» в мазке крови (ребенок Р. 5 лет, с аллергическим персистирующим ринитом, сенсибилизацией к клещам домашней пыли и отсутствием другой патологии) можно рассматривать заключение, которое гласит, что у него «выявлено:

  • в плазме — личинки гельминтов, власоглав, простейшие, бактерии;
  • кристаллоиды сахара;
  • признаки дисбактериоза;
  • синдром закисления средней тяжести».

Эти псевдонаучные методы диагностики имеют ярко выраженный прагматический характер и ориентированы исключительно на извлечение коммерческой прибыли от потребителей услуг.

Сфера лечения

Несмотря на то, что лечение не может относиться только к физическим процессам, а должно включать также ментальные и эмоциональные аспекты здоровья и даже такие области, как духовные ценности, поиск личного предназначения и интегрирующая природа религиозных верований, следует очень критично относиться к тем направлениям, которые включают заведомо неэффективные подходы, основанные на необычных идеях и фантазиях.

Например, апологеты гидроколонотерапии сообщают, что «неправильное питание является основной причиной скопления шлаков на стенках кишечника. Наибольшую опасность для организма представляют токсины, которые содержатся в шлаках и из кишечника распространяются по всему организму. Это негативно сказывается на здоровье, ослабляет иммунитет, поражает внутренние органы. Практика показала, что систематическое очищение кишечника, проводимое 1–2 раза в год, оказывает положительный эффект на укрепление всего организма». В медицинской терминологии термин «шлаки» отсутствует; в сети PubMed и Кокрановской базе данных не найдено ни одной публикации со словом «hydrocolonotherapy», а рекламный текст извлекает из памяти описанный Я. Гашеком разговор бравого солдата Швейка с санитаром: «Не щади меня, даже если бы я был твой родной брат. Ставь клистир и никаких гвоздей. Помни, на этих клистирах держится Австрия».

Как будто бы соревнуясь в том, кто больше предложит антинаучных терапевтических подходов, коммерческие структуры обещают: «Эффективность процедуры увеличивается за счет совмещения колонотерапии с озонотерапией». Во многих странах мира озонотерапия не признана официальной медициной. Анализ большого количества публикаций в научных журналах показал, что в настоящее время нет оснований для утверждения о позитивном эффекте озонотерапии, а осложнения ее многочисленны [18].

Огромное количество потребителей имеют продавцы «живой» воды и этой же распространенной в природе жидкости, продающейся за немалые деньги под названиями коралловая вода, железистая вода, вода из пограничного слоя, кластерная вода… Доминирующее утверждение продавцов чуда: «Вода — далеко не простое химическое соединение, а целостная «живая» система, способная помнить биологическую активность матрицы живого организма, с которым контактировала, реагировать на эмоции человека, вибрации голоса, звуки музыки». Объяснение механизмов подобных методов противоречит законам физики [19], согласно которым вода сохраняет память о кластере от нескольких пикосекунд (10-12) до нескольких наносекунд (10-9). Такие объяснения неправдоподобны, а сами методы просто не могут работать.

К псевдонаучным теориям относятся методы коррекции поля, «энергоинформационных воздействий» и т. п.

Окончание статьи читайте в следующем номере.

Н. Г. Астафьева*, доктор медицинских наук, профессор
Д. Ю. Кобзев**

*ГБОУ ВПО СГМУ им. В. И. Разумовского Минздравсоцразвития России, Саратов
**Leeds Trinity University College, UK

Источник