Меню

История лекарственной устойчивости туберкулеза

Лекарственная устойчивость к туберкулезу

По инициативе ВОЗ с 1993 года туберкулез был объявлен национальным бедствием, а 24 марта стало ежегодным Всемирным днем борьбы с туберкулезом.

Терминология лекарственно-устойчивого туберкулеза.

Распространены 3 термина: ЛУТ, МЛУ-ТБ, ШЛУ-ТБ.

ЛУТ (лекарственно-устойчивый туберкулез) — туберкулез с устойчивостью высеянных микобактерий как минимум к 1 лекарственному препарату.

МЛУ-ТБ (множественная лекарственная устойчивость) — туберкулез с устойчивостью к 2 наиболее эффективным противотуберкулезным препаратам (изониазиду и рифампицину). МЛУ имеют 32% впервые заболевших и 76% больных с рецидивом туберкулеза.

ШЛУ-ТБ (широкая лекарственная устойчивость) — туберкулез с МЛУ и дополнительной устойчивостью ко всемфторхинолонам и к 1 из 3 антибиотиков группы аминогликозидов (капреомицину, канамицину или амикацину).

Абсолютный ЛУТ — устойчивость ко всем применяемым препаратам. В Беларуси диагностируется почти у 50% пациентов с ШЛУ-ТБ.

Причины устойчивости микобактерий.

Появление устойчивости к антибактериальным препаратам — естественный биологический процесс, возможный благодаря мутации генов бактерий. В итоге мутантная бактерия выживает и дает начало новой колонии устойчивых бактерий. Также бактерии способны обмениваться генами.

Распространению устойчивых микобактерий способствовали:

дефекты лечения (перерывы, прием в неполной дозе, прием только 1 препарата и т.д.),

«почивание на лаврах» в 1970-80 гг., когда туберкулез в Беларуси считался почти побежденным, а фармакологи прекратили поиск новых противотуберкулезных средств. В 1990-х годах это привело к большим проблемам.

Особенности лечения туберкулеза.

Лечение чувствительного туберкулеза длится 6-8 месяцев, в первые 2 месяца назначается 4 препарата.

Лечение МЛУ-ТБ длится от 20 до 36 месяцев (2-3 года), а ШЛУ-ТБ — минимум 36 месяцев. В обоих случаях изначально назначается по 5-6 препаратов сразу. Для лечения такого туберкулеза фтизиатры снова используют лекарства, от которых по разным причинам отказались в прошлые десятилетия.

Каждый случай лекарственно-устойчивого туберкулеза рассматривается на консилиуме врачей. Обычно у таких больных много сопутствующих болезней.

Профилактика возникновения лекарственной устойчивости у пациентов с МЛУ-ТБ заключается в строгом контроле лечения на всех этапах (дома, амбулаторно, в стационаре). Лечение одного пациента с МЛУ стоит от 5 тысяч долларов. Помогает Глобальный фонд по борьбе со малярией, туберкулезом и СПИДом.

Абсолютный ЛУТ лечится альтернативными методами. Например, с помощью коллапсотерапии: в грудную полость вводится воздух, легкое сжимается, сдавливается, в патологическом очаге происходит заживление. Хирургическое лечение — удаление пораженной части легкого.

Распространенность туберкулеза в Беларуси

Беларусь входит в число 18 европейских стран, неблагополучных по туберкулезу. Здесь относительно высокая распространенность МЛУ-ТБ, но ситуация лучше, чем в России и на Украине. В последние годы заболеваемость и смертность от туберкулеза снижаются.

Диагностика туберкулеза.

жалуется на кашель дольше 3 недель,

лихорадку (повышенную температуру),

то нужно обязательно взять анализ мокроты на микобактерии туберкулеза.

Быстрое обнаружение и диагностика устойчивости микобактерий проводится в противотуберкулезных учреждениях с помощью молекулярно-генетических методов (ПЦР, LPA, GeneXpert) в течение нескольких часов. Раньше на это требовалось около 3 месяцев, т.к. микобактерии растут очень медленно. В перспективе экспресс-методы будут доступны и в лабораториях общелечебной сети.

Задача врачей широкого профиля — заподозрить туберкулез и выявить его на начальном этапе. Благодаря гранту Глобального фонда совместно со специалистами РНПЦ пульмонологии и фтизиатрии проводится постоянное обучение врачей разного профиля.

Кто болеет туберкулезом.

В 2015 году в Беларуси заболело 3 тысячи 35 человек (в том числе 56 медработников, из них по Минской области 7 случаев).

Читайте также:  Народное средство для потрескавшихся губ

Заболеть может любой. 80% больных — в трудоспособном возрасте, большинство — мужчины (это обусловлено частым употреблением алкоголя и курением). Особенно высок риск при ослаблении иммунитета, этому способствуют:

низкий уровень жизни,

тяжелые условия работы,

Риск возрастает также при сахарном диабете, ВИЧ-инфекции, приеме глюкортикоидов и цитостатиков.

Нужна ли вакцинация от туберкулеза?

Нужна из-за высокой распространенности туберкулеза. Вакцина живая, поэтому требуется точное соблюдение всех правил прививки. Вакцина защищает только от генерализованных (распространенных по организму) форм инфекции. В случае болезни привитый ребенок переболеет в более легкой форме.

Перспективы борьбы с ЛУТ

Разработаны качественно новые лекарства: бедаквелин,имипенем+циластатин,деламанид.

Создание более совершенных вакцин, создающих стойкий иммунитет.

Источник

Препараты от туберкулеза перестают действовать. Что делать с лекарственной устойчивостью?

Туберкулез известен с древности и веками был приговором. В XVIII веке от туберкулеза ежегодно умирал почти каждый тысячный житель Западной Европы, а в следующем столетии этой болезнью была обусловлена каждая четвертая смерть в Европе и Северной Америке. Туберкулез называли белой чумой, а одно время болеть даже стало модным: романтических натур очаровывали бледные, изможденные лица с ярким румянцем — лица обреченных.

Пока не появились лекарства, больных лечили покоем, свежим воздухом, солнечными ваннами и правильным питанием, но без особого успеха. В первой половине XX века пациентам стали давать изониазид, а в 1950–1960-х появились еще три лекарства: пиразинамид, этамбутол и рифампицин. Эти четыре препарата до сих пор составляют первую линию борьбы с туберкулезом. Но возбудитель болезни способен ее преодолеть.

Туберкулез вызывают похожие на палочки микобактерии (немец Роберт Кох открыл их 24 марта 1882 года). В организм человека они попадают через легкие, где их встречают клетки-пожиратели — макрофаги. Поглотив чужака, макрофаг пытается его «переварить», но ему это не под силу: стенка микобактерии выдерживает нападение. Тогда макрофаги и другие клетки срастаются в узелок — гранулему.

Гранулема до поры до времени задерживает распространение микобактерий по телу, но она же защищает их от иммунной системы и лекарств. Из-за этого лечение затягивается. Если с другими бактериальными инфекциями антибиотики обычно справляются за считаные дни, то для избавления от туберкулеза в активной форме требуется хотя бы полгода.

Чем длиннее срок лечения, тем у микобактерий больше шансов спастись. Когда они делятся, в них постоянно возникают случайные мутации. Одни несовместимы с жизнью, другие ослабляют патоген. Но иногда мутации дают преимущества, например устойчивость к лекарствам, и могут закрепиться в результате отбора.

«Представьте, что в легких живут 100 микобактерий, и у двух из них в геноме есть мутация, делающая их невосприимчивыми к изониазиду. Если человека начать лечить изониазидом, 98 бактерий от него погибнет, а эти две выживут и продолжат делиться. На следующий день это будет уже четыре устойчивых к изониазиду бактерии, еще через день — восемь и т.д. Лечение этим препаратом будет бессмысленным», — объясняет научный сотрудник отделения клинической инфектологии Исследовательского центра Борстеля и член руководящего комитета сообщества TBnet Ирина Концевая.

Почему формируется устойчивость к лекарствам

Чтобы устойчивость не выработалась, больным одновременно назначают все четыре лекарства первой линии. Когда микобактерии устойчивы к изониазиду, его можно заменить на левофлоксацин. Но бывает и так, что одновременно не действуют и изониазид, и рифампицин — два основных препарата. Это туберкулез со множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ), и его нужно лечить препаратами второй линии, которые стоят дороже, тяжелее переносятся и требуют более длительного курса — до двух лет.

Читайте также:  Колючка лечебная как называется

Если же микобактерия устойчива еще и к лекарствам второй линии, то говорят о туберкулезе с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ-ТБ). Такой туберкулез все лучше поддается лечению, тем не менее пока от него получается избавить только 41% пациентов. Некоторые просто не выдерживают из-за побочных эффектов.

Каждый второй случай МЛУ-ТБ приходится на три страны: Индию, Китай и Россию. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2019 году в России 35% впервые выявленных случаев туберкулеза были вызваны микобактериями, устойчивыми к изониазиду и рифампицину. У тех, кто не вылечился с первого раза, такие бактерии находят в двух случаях из трех.

По словам Ирины Концевой, высокая заболеваемость туберкулезом и высокий уровень лекарственной устойчивости в России связан с так называемой пекинской генетической группой микобактерий. «Штаммы этой группы впервые появились в Китае и оказались эволюционно очень успешными: часто они обладают мутациями, как связанными с МЛУ-ТБ, так и компенсирующими их «цену», а также характеризуются повышенной вирулентностью и способностью к передаче другим людям», — объясняет она.

Но мутации не гарантируют успех — еще должны сложиться подходящие условия для распространения микобактерий. «Это давняя проблема. В 1980-х годах мы не соответствовали всем рекомендациям ВОЗ. Раньше у нас не было контролируемого лечения. А в 1990-х наложилось отсутствие лекарств: сегодня привезли одно — начали давать, завтра привезли другое — начали давать другое. Так нельзя лечить. Сейчас ситуация принципиально изменилась», — рассказывает главный внештатный фтизиатр Северо-Западного федерального округа и Архангельской области Андрей Марьяндышев.

Как изменилось лечение туберкулеза в России

Приобретя устойчивость, микобактерии могут инфицировать другого человека. Бывает так, что пациент попадает в стационар с восприимчивым к лекарствам штаммом, а уже там заражается более опасным. По словам Андрея Марьяндышева, теперь больных стараются оставлять дома. Семью они уже заразили, а чтобы обезопасить посторонних людей, больных просят никуда не выходить, пока выделяются бактерии (обычно это четыре недели), и организуют для них социальную поддержку.

Домочадцев и другие контакты больного стараются проверить на скрытую инфекцию. Ирина Концевая замечает, что в этих случаях вероятность передачи сравнительно невысокая и точно меньше 100%. Тем не менее, по некоторым оценкам, четверть людей на планете — носители микобактерий. С вероятностью 5–15% у них рано или поздно разовьется туберкулез. Людям, контактировавшим с больным, назначают один-два препарата сокращенным курсом, чтобы попытаться убить микобактерии до того, как они вызовут активную форму туберкулеза.

В последнее время также появились новые методы диагностики, которые позволяют обнаружить устойчивость к лекарствам до начала лечения. Но проверить удается только около половины случаев: часто туберкулез выявляют на ранней стадии, когда в мокроте нет микобактерий, а иногда медицинский персонал не контролирует сбор мокроты, и потом провести анализ не получается. Зато когда анализы на устойчивость сделаны, больным назначают не одни и те же препараты, а только те, что точно подействуют. Доступ к технологиям есть даже в исправительных учреждениях, где раньше возникали крупные вспышки туберкулеза. «Аппараты стали простыми, лаборатория не нужна. Пациент сдал мокроту, положили ее в картридж, через два часа получили ответ», — говорит Андрей Марьяндышев. По его словам, рост числа выявленных случаев МЛУ-ТБ обусловлен более совершенной диагностикой. Но Ирина Концевая пишет, что причина, прежде всего, не в этом, а в передаче устойчивых штаммов от человека человеку.

Читайте также:  Лекарственное обеспечение больных орфанными заболеваниями

Национальный медицинский исследовательский центр фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний ведет единый регистр больных туберкулезом. По данным из этого регистра рассчитывают, сколько и каких лекарств нужно в регионах России. «Все новые лекарства, кроме одного, у нас зарегистрированы. Не хватает только клофазимина. МЛУ-ТБ полностью покрывается федеральным бюджетом. ШЛУ-ТБ — не полностью: лекарства находит местный бюджет. Есть территории, которые не могут найти средства. Финансы все равно поступают, но тебя не сразу могут взять на лечение», — говорит Андрей Марьяндышев.

Однако не все больные обращаются за помощью. Туберкулез развивается, когда организм не в силах удерживать микобактерии под контролем. Это может быть связано с ВИЧ, алкоголизмом, плохим питанием, сильным стрессом, диабетом или другими хроническими болезнями — часто больны уязвимые люди: бездомные и те, у кого есть зависимости. Им тоже пытаются помочь. Андрей Марьяндышев приводит пример из Санкт-Петербурга, где машина с аппаратом для флюорографического обследования приезжает в места раздачи еды для бездомных. Так они могут проверить легкие.

Кто выигрывает гонку: человек или микобактерии

Благодаря всем этим мерам в целом заболеваемость и смертность снижаются в России с опережением целевых показателей ВОЗ. Вчера министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко напомнил, что ВОЗ считает Россию первым кандидатом на выход из списка стран с высоким бременем туберкулеза.

Правда, данные о лекарственной устойчивости настораживают. ШЛУ-ТБ — самую опасную разновидность болезни — выявляют все чаще: с 2016 по 2019 год число случаев увеличилось на две трети — до 5,7 тыс. в год. По словам Андрея Марьяндышева, дело в том, что теперь почти всех больных с МЛУ-ТБ проверяют на восприимчивость к препарату офлоксацину, то есть причина в усовершенствованной диагностике. Как бы то ни было, в некоторых регионах больным приходится ждать необходимые препараты, и даже когда они есть, ШЛУ-ТБ тяжело вылечить.

Тем не менее Андрей Марьяндышев смотрит в будущее с оптимизмом. «В нашей стране — самые быстрые темпы улучшения эпидемиологической ситуации в мире. Перед ВОЗ и нами стоит цель ликвидировать туберкулез к 2035 году. Для Европы, мы надеемся, это будет 2030 год», — объясняет он (точнее говоря, цели стратегии ВОЗ — с 2015 по 2035 год снизить смертность на 95%, а заболеваемость — на 90% и сделать так, чтобы ни у одной семьи не было непосильных расходов на лечение — прим. ТАСС).

Ирина Концевая думает иначе: «Борьбу с лекарственной устойчивостью можно представить как гонку: человек разрабатывает лекарственный препарат, бактерия вырабатывает механизм устойчивости к нему, препарат перестает действовать, человек разрабатывает новый препарат — и история повторяется. Если это и правда гонка, то человечество в ней пока, к сожалению, проигрывает».

Марат Кузаев

Источник