Меню

Биологические лекарственные препараты перечень

Биологические лекарственные препараты

Младший юрист Юридической фирмы «BRACE»

Биологический лекарственный препарат – это препарат, в котором фармацевтическая субстанция является биологической, т.е. производимая биологическим источником или из него получаемая. Понятие биологического лекарственного препарата дано в ч. 1 Дополнения 1 Директивы 2001/83/EC, где сказано, что «к биологическим источникам относятся: микроорганизмы, органы и ткани растительного или животного происхождения, клетки или жидкости (включая кровь и плазму) человеческого или животного происхождения и биотехнологические клеточные конструкции (клеточные субстраты, независимо от того, являются ли они биотехнологическими, включая первичные клетки)». Понятие, закрепленное в ст. 4 ФЗ № — 61 «Об обращении лекарственных средств» (далее ФЗ — № 61), в целом схоже с понятием, данным в Директиве ЕС.

Биологические лекарственные препараты – лекарственные препараты (далее-ЛП), действующее вещество которых произведено или выделено из биологического источника и для определения свойств и качества которых необходима комбинация биологических и физико-химических методов. К данным препаратам можно отнести: иммунобиологические лекарственные препараты, лекарственные препараты, полученные из крови, плазмы крови человека и животных (за исключением цельной крови), биотехнологические ЛП, генотерапевтические ЛП.

Правовое регулирование биологических препаратов в РФ

Впервые биологические лекарственные средства стали использоваться в медицине еще в 80-х годах. Роль биологических лекарственных средств очень велика в лечении таких заболеваний, как рак, аутоиммунные заболевания, заболевания крови.

В РФ помимо закрепления понятия биологических лекарственных препаратов в ст.3 ФЗ № — 61 никакой отдельной нормы для более подробного регулирования не предусмотрено. Не имеется и отдельной процедуры регистрации для таких препаратов, что можно назвать существенным недостатком действующего законодательства. Исключениями из общих правил для биологических лекарственных средств является, к примеру, необходимость в предъявлении в заявлении для регистрации препарата плана управления рисками. Для биологических препаратов, полученных из крови, плазмы крови человека, в составе регистрационного досье на лекарственный препарат для медицинского применения должны дополнительно предоставляться определенные сведения, такие как: документ, содержащий информацию о субъектах обращения донорской крови; критерии и способы отбора, транспортирования и хранения донорской крови и (или) ее компонентов и т.д.

Биоаналоги

В соответствии с ФЗ — № 61 биоаналоговый (биоподобный) лекарственный препарат (биоаналог) – биологический лекарственный препарат, схожий по параметрам качества, эффективности и безопасности с референтным биологическим лекарственным препаратом в такой же лекарственной форме и имеющий идентичный способ введения. Появление биоаналогов становится возможным лишь после того, как истекает срок патентной защиты на оригинальный препарат. На сегодняшний день одни из наиболее крупных патентных споров в США и Европе связаны именно с биоаналогами.

Регистрация биоаналогов в России не требует специальной процедуры. Однако, в отличие от общего правила регистрации воспроизведенных препаратов, где предусмотрен срок в 4 года, подача заявления о государственной регистрации возможна по истечении трёх лет после государственной регистрации референтного препарата.

Биоаналоги – это препараты близкие, но не идентичные оригинальному лекарственному средству. Контроль за обращением биоаналогов в США осуществляет FDA (Управление по контролю качеством за пищевыми продуктами и лекарственными средствами), в ЕС – EMA (Европейское медицинское агентство).

В США для того, чтобы одобрить продажу биоаналога на территории, FDA потребует:

  • данные из доклинических исследований на животных по токсичности, фармакокинетике , фармакодинамике и иммуногенности;
  • клинические исследования, подтверждающие аналогичные характеристики фармакокинетики и фармакодинамики между биоаналогом и оригинальным лекарством;
  • клинические исследования, подтверждающие одинаковые параметры иммуногенности биоаналога и оригинального лекарства;
  • клинические исследования биоэквивалентности биоаналога и оригинального ЛП.

По данным фармацевтической компании Sandoz , при разработке нового биоаналога тратится в среднем 75-250 миллионов долларов, а это значительно дешевле, чем создание оригинального ЛП.

Взаимозаменяемость биологических лекарственных препаратов

Взаимозаменяемость биологических лекарственных препаратов отличается от взаимозаменяемости химически синтезированных препаратов.Согласно ФЗ № — 61 лекарственные препараты для медицинского применения (в том числе биологические) являются взаимозаменяемыми при условии их соответствия следующим параметрам:

  1. сопоставимость качественных и количественных характеристик фармацевтических субстанций;
  2. эквивалентность лекарственной формы;
  3. сопоставимость состава вспомогательных веществ лекарственного препарата;
  4. идентичность способа введения;
  5. отсутствие клинически значимых различий при проведении исследования биоэквивалентности лекарственного препарата или в случае невозможности проведения этого исследования отсутствие клинически значимых различий показателей безопасности и эффективности лекарственного препарата при проведении исследования терапевтической эквивалентности;
  6. соответствие производителя лекарственного средства требованиям надлежащей производственной практики.

Согласно Постановлению Правительства РФ «Об утверждении правил определения взаимозаменяемости лекарственных препаратов для медицинского применения»определение взаимозаменяемости в отношении биологических лекарственных препаратов осуществляется с учетом полученных по результатам проведения клинических исследованийданных об отсутствии у него клинически значимых различий безопасности, эффективности и иммуногенности посравнению с референтным.

Информация о взаимозаменяемости или невзаимозаменяемости препарата закрепляется в приложении к заключению комиссии экспертов по форме, утверждаемой Минздравом России.

Источник

Лечебные препараты из живых микроорганизмов

Автор
Редактор

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Существуют ли лекарственные средства, не вызывающие побочных эффектов и осложнений, высокоэффективные и безопасные? Ближе всего к этим идеальным характеристикам подобрались пробиотические препараты (из живых микроорганизмов — симбионтов человека) и бактериофаги (вирусы бактерий). При введении в организм человека они вступают в борьбу за существование с возбудителями инфекционных заболеваний или, в случае бактериофагов, по-партизански разлагают их изнутри. Пробиотики и фаги с разной специфичностью влияют на патогенные бактерии, все процессы развиваются в пределах микробиоценоза определенной области человеческого тела и направлены на сохранение среды обитания, иначе говоря, на подержание гомеостаза. Пробиотики и фаги обычно применяют по отдельности, но перспективным может оказаться их совместное использование.

Обратите внимание!

Читайте также:  Лечебный эффект при магнитотерапии

Эта работа опубликована в номинации «Своя работа» конкурса «био/мол/текст»-2015.

Спонсором номинации «Лучшая статья о механизмах старения и долголетия» является фонд «Наука за продление жизни». Спонсором приза зрительских симпатий выступила фирма Helicon.

Спонсоры конкурса: Лаборатория биотехнологических исследований 3D Bioprinting Solutions и Студия научной графики, анимации и моделирования Visual Science.

Клин клином выбивают.

Народная мудрость

Биотехнология — медицине

В современной медицинской практике используется большое количество средств, получаемых благодаря жизнедеятельности микроорганизмов. Сюда относятся витамины, ферменты, генно-инженерные гормоны и интерфероны, заменители крови и, конечно же, антибиотики. Собственно, даже медицинский спирт — этот универсальный антисептик, народный анальгетик и антидепрессант — является продуктом бродильного метаболизма дрожжевых грибков. Традиционные и новые высокоэффективные, различные по структуре и механизму действия природные и химически модифицированные лекарственные препараты, в создании которых участвовали микроорганизмы, применяются для лечения различных заболеваний.

Когда лекарство опаснее болезни

В практике применения лекарственных средств врачу приходится встречаться с так называемыми побочными явлениями, которые могут развиваться наряду с основным действием лекарства и ограничивать возможности его применения. Побочные реакции особенно часто возникают в случаях применения лекарств, обладающих многосторонним фармакологическим эффектом (вспомним тот же этиловый спирт), тогда как цель лечения достигается благодаря использованию лишь некоторых сторон фармакодинамики данного лекарства.

Особенного внимания заслуживают в этом смысле антибиотики, поскольку они являются препаратами выбора при лечении большинства инфекционных заболеваний, а назначению антибиотиков далеко не всегда предшествует проведение необходимых микробиологических исследований. Нередки случаи нерационального применения антибиотиков широкого спектра действия, нарушения пациентами схем приема препаратов, а то и вовсе бесконтрольного самолечения. И даже при правильном использовании антибактериальное действие антибиотиков распространяется не только на патогенную, но и на нормальную микробную флору организма. Под действием антибиотиков гибнут бифидобактерии, лактобациллы, симбиотические штаммы кишечной палочки и другие полезные микробы. Освободившиеся экологические ниши тут же заселяют условно-патогенные бактерии и грибки (как правило, обладающие резистентностью к антибиотикам), которые до этого присутствовали на коже и в нестерильных полостях организма в незначительном количестве — их размножение сдерживалось нормальной микрофлорой. Антибиотикотерапия, например, может способствовать превращению мирных сапрофитных дрожжеподобных грибков Candida albicans (рис. 1), обитающих на слизистых оболочках полости рта, трахеи и кишечника, в бурно размножающиеся микроорганизмы, вызывающие ряд местных и общих поражений.

Рисунок 1. Дрожжеподобные грибки Candida albicans и последствия их активного размножения. а — Клетки Candida albicans под электронным микроскопом. б — Проявления кандидоза. Рисунки с сайтов velvet.by и www.medical-enc.ru.

В основе других побочных эффектов могут лежать индивидуальные особенности взаимодействия организма с антибиотиком: непереносимость препарата может иметь аллергическую или псевдоаллергическую природу, быть следствием ферментопатий или попадать в загадочную категорию идиосинкразий (до выяснения механизма непереносимости).

Пробиотики вместо антибиотиков?

В настоящее время перед медицинской наукой и органами охраны здоровья всего мира стоит ответственная задача — создание эффективных антибактериальных препаратов, вызывающих как можно менее выраженные побочные реакции.

Одним из возможных решений проблемы является разработка и широкое фармакотерапевтическое использование препаратов на основе живых культур представителей нормальной микрофлоры (пробиотиков) для коррекции микробиоценозов человека и для лечения патологических состояний. Применение бактериальных препаратов основано на понимании роли нормальной микрофлоры организма в процессах, обеспечивающих неспецифическую резистентность к инфекциям, в формировании иммунного ответа, а также на установлении антагонистической роли нормофлоры и ее участия в регуляции метаболических процессов [1].

Основоположником теории пробиотиков считают И.И. Мечникова. Он полагал, что сохранение здоровья человека и продление молодости во многом зависит от обитающих в кишечнике молочнокислых бактерий, способных подавлять процессы гниения и образования токсичных продуктов. Еще в 1903 году Мечников предложил практическое использование микробных культур—антагонистов для борьбы с болезнетворными бактериями.

По некоторым данным, термин «пробиотики» был введен Вернером Коллатом в 1953 году, затем его неоднократно и по-разному толковали как ученые, так и регулирующие организации. Коллат назвал пробиотиками вещества, необходимые для развития здорового организма, своего рода «промоторы жизни» — в противоположность антибиотикам. С концовкой этого утверждения соглашались также Лилли и Стилвелл, которым часто приписывают изобретение термина, однако они уточняли, что пробиотики представляют собой вещества, вырабатываемые одними микроорганизмами и стимулирующие рост других. Подавляющее же большинство определений вращалось вокруг принятия жизнеспособных микробов с целью модуляции кишечной микрофлоры. Согласно консенсусной трактовке экспертного совета ВОЗ и ФАО, пробиотики представляют собой живые микроорганизмы, которые при принятии в достаточном количестве приносят пользу здоровью. Существенный вклад в развитие современной концепции пробиотиков внес известный биохимик, специалист по питанию животных Марсель Ванбелле [2]. Т.П. Лайонс и Р.Дж. Фэллон в 1992 году назвали наше время «наступающей эпохой пробиотиков» (и не ошиблись, судя по невероятному росту их продаж — Ред.) [1].

По сравнению с традиционными антибактериальными препаратами пробиотики имеют ряд преимуществ: безвредность (однако не при всех диагнозах и не для всех пациентов — Ред.), отсутствие побочных реакций, аллергизации и отрицательного воздействия на нормальную микрофлору. В то же время авторы ряда исследований связывают прием этих биопрепаратов с выраженным клиническим эффектом при лечении (долечивании) острых кишечных инфекций. Важной особенностью пробиотиков, по некоторым данным, является их способность модулировать иммунные реакции, оказывать в ряде случаев противоаллергическое действие, регулировать пищеварение.

В настоящее время в медицине широко используют ряд подобных бактериальных препаратов. Одни из них содержат бактерии, постоянно обитающие в организме человека («Лактобактерин», «Бифидумбактерин», «Колибактерин», «Бификол»), другие состоят из микроорганизмов, не являющихся «резидентами» человеческого тела, но способных на определенное время колонизировать слизистые оболочки или раневые поверхности, создавая на них защитную биопленку (рис. 2) и вырабатывая вещества, губительные для патогенных бактерий. К таким препаратам относятся, в частности, «Биоспорин» на основе сапрофитной бактерии Bacillus subtilis и «А-бактерин», состоящий из живых клеток зеленящего аэрококка — Aerococcus viridans [1].

Читайте также:  Сок нони лечебные свойства

Рисунок 2. Биопленка. а — Формирование биопленки. б — Биопленка под электронным микроскопом. Рисунки с сайтов www.lymebaysolutions.co.uk и phys.org.

Полезный микроб — аэрококк

Некоторых аэрококков (рис. 3) относят к условно-патогенным микробам, поскольку они способны вызывать заболевания у животных (например, гаффкемию у омаров) и людей с иммунодефицитами. Аэрококки часто обнаруживаются в воздухе больничных палат и на предметах медицинского назначения, выделяются от больных со стрептококковыми и стафилококковыми инфекциями и к тому же имеют определенное морфологическое сходство с этими опасными бактериями.

Рисунок 3. Клетки и колонии аэрококков. а — Бактерии под обычным световым микроскопом. б — Бактерии под электронным микроскопом. Видны округлые клетки, расположенные парами и тетрадами. в — Колонии аэрококков на питательной среде с добавлением крови. Зеленое окрашивание вокруг колоний — результат частичного разрушения гемоглобина. Фото (а) с сайта codeofconduc.com, (б) и (в) — сделаны авторами статьи.

Рисунок 4. Подавление аэрококками роста патогенных бактерий. Зоны значительной задержки роста зарегистрированы при культивировании вибрионов, стафилококков, дифтерийной палочки, провиденции. Синегнойная палочка (Pseudomonas aeruginosa) к антагонистическому действию аэрококков устойчива. Фото авторов статьи.

Но коллективу кафедры микробиологии Днепропетровской медицинской академии удалось выявить среди аэрококков штамм не просто безвредный для человека, но и проявляющий выраженную антагонистическую активность в отношении широкого спектра возбудителей инфекционных болезней. Так был разработан и внедрен препарат, не имеющий аналогов в мировой практике, — пробиотик «А-бактерин» для наружного и перорального применения, который не уступает по своему воздействию на микрофлору человека дорогостоящим препаратам антибиотического направления (рис. 4).

Антагонистические свойства аэрококков связаны с продукцией перекиси водорода (вещества, широко применяемого в медицине в качестве антисептика) — стабильным признаком производственного штамма А. viridans, из которого готовится «А-бактерин». Другим бактерицидным веществом, продуктом метаболизма аэрококков, является супероксидный радикал (рис. 5), образуемый этими бактериями при окислении молочной кислоты. Причем способность аэрококков окислять молочную кислоту очень важна в случае применения препарата в стоматологии, так как одной из причин кариеса является молочная кислота, образуемая стрептококками.

Рисунок 5. Бактерицидные вещества, образуемые аэрококками: перекись водорода (а) и супероксидный радикал (б). Рисунок с сайта tofeelwell.ru.

В культуральной жидкости аэрококков был выявлен низкомолекулярный кислотоустойчивый и термостабильный пептид виридоцин, обладающий широким спектром антагонистической активности в отношении тех микроорганизмов, которые чаще всего вызывают госпитальные инфекции и участвуют в формировании физиологического и патологического микробиоценоза кишечника человека [3]. Кроме того, А. viridans продуцирует во внешнюю среду пептид аэроцин*, способный убивать дрожжеподобные грибки. Использование «А-бактерина» с йодидом калия и этонием эффективно при урогенитальных кандидозах, так как обеспечивает направленное повреждение мембран кандид [4, 5]. Тот же эффект достигается в случае применения препарата как средства профилактики кандидозов, возникающих, например, вследствие угнетения иммунитета при ВИЧ-инфекции [1, 6, 7].

* — Наряду с продукцией перекиси водорода (за счет НАД-независимой лактатдегидрогеназы), а в присутствии иодида калия и образованием гипойодида (за счет глутатионпероксидазы) с более выраженным, чем у пероксида водорода, бактерицидным действием, аэрококки располагают и неоксидными компонентами антагонистической активности. Они образуют низкомолекулярный термостабильный пептид аэроцин, относящийся к классу микроцинов, активный в отношении протеев, стафилококков, эшерихий и сальмонелл. Аэроцин был выделен из культуральной жидкости методами высаливания, электродиализа и бумажной хроматографии, после чего был установлен его аминокислотный состав и показана терапевтическая эффективность при экспериментальной сальмонеллезной инфекции у мышей [8]. Аэрококкам также свойственна адгезия к эпителиальным и некоторым другим клеткам, то есть противодействие патогенным бактериям идет в том числе на уровне биопленок и колонизационной резистентности.

Кроме способности подавлять размножение патогенных бактерий, «А-бактерин» способствует регенерации поврежденной ткани, проявляет адъювантное действие, стимулирует фагоцитоз и может быть рекомендован больным, сенсибилизированным к антибиотикам и химиотерапевтическим средствам. Сегодня «А-бактерин» успешно применяется для лечения ожоговых и хирургических ран, для профилактики и лечения диареи, а также в стоматологической, урологической и гинекологической практике. Перорально «А-бактерин» используется для коррекции микрофлоры кишечника, профилактики и лечения кишечных инфекций, коррекции отдельных биохимических показателей (холестеринового профиля и уровня молочной кислоты) и активации иммунитета [1]. Другие пробиотики тоже широко применяются для лечения и профилактики кишечных инфекций, особенно у детей раннего возраста, находящихся на искусственном вскармливании [9]. Пользуются популярностью и пищевые продукты, содержащие живые пробиотические культуры.

Лечебные вирусы

Как оказалось, в терапевтических целях может быть использовано не только явление микробного антагонизма, но и паразитизма. Патогенные бактерии паразитируют в организме человека, но и они, в свою очередь, являются хозяевами для еще более мелких паразитов — бактериофагов. Применение фагов в медицине основано на их высокой специфичности. Каждый вид фагов способен размножаться только в клетках определенной группы бактерий (рис. 6). Бактериофаги принципиально не способны повреждать человеческие клетки, и кроме того, бактерии-симбионты человека и патогенные бактерии обычно восприимчивы к разным фагам.

Рисунок 6. Паразитизм во благо. а — Специфичность фагов зависит от их способности адсорбироваться на определенных структурах бактериальной клетки. б — Прикрепившись к поверхности бактерии, фаги могут перемещаться вместе с ней. в — Выход фагового потомства из пораженной бактерии. В одной клетке может образоваться более 1000 новых бактериофагов. Рисунки с сайтов epochtimes.ru, epochtimes.ru и www.biocuantica.es.

При лечении инфекций важно создать высокую концентрацию антимикробного препарата именно в месте локализации возбудителя. Применяя антибиотики в виде таблеток или инъекций, добиться этого довольно трудно. Но в случае фаготерапии достаточно, если в инфекционный очаг доберутся хотя бы одиночные бактериофаги. Обнаружив патогенные бактерии и проникнув в них, фаги начинают очень быстро размножаться. С каждым циклом размножения, который длится около получаса, количество фагов возрастает в десятки, а то и сотни раз. После разрушения всех клеток возбудителя фаги более не способны размножаться и, благодаря своим мелким размерам, беспрепятственно выводятся из организма вместе с другими продуктами распада.

Читайте также:  Выпечка при лечебном питании

Пробиотики и фаги вместе

Рисунок 7. Транслокация бактерий из кишечника в кровяное русло. Рисунок с сайта darwinian-medicine.com.

Бактериофаги хорошо зарекомендовали себя в профилактике и лечении кишечных инфекций и гнойно-воспалительных процессов. Возбудители этих заболеваний часто приобретают устойчивость к антибиотикам, но остаются чувствительными к фагам [10]. В последнее время ученых заинтересовала перспектива совместного использования бактериофагов и пробиотиков. Предполагается, что при назначении такого комплексного препарата сначала фаг уничтожает патогенные бактерии, а потом освободившуюся экологическую нишу заселяют полезные микроорганизмы, формируя стабильный микробиоценоз с высокими защитными свойствами. Такой подход уже был опробован на сельскохозяйственных животных [11]. Вероятно, он войдет и в медицинскую практику.

Возможно и более тесное взаимодействие в системе «бактериофаг + пробиотик». Известно, что бактерии — представители нормальной микрофлоры человека — способны адсорбировать на своей поверхности различные вирусы, не позволяя им проникнуть в клетки человека [9]. Оказалось, что таким же образом могут адсорбироваться и бактериофаги: они не способны внедриться в клетку устойчивой к ним бактерии, но используют ее как «транспортное средство» для перемещения в организме человека. Такое явление получило название транслокации бактериофагов.

Внутренняя среда организма, его ткани и кровь считаются стерильными. На самом деле через микроскопические повреждения слизистых оболочек бактерии-симбионты периодически проникают в кровяное русло (рис. 7), хотя и быстро там уничтожаются клетками иммунной системы и бактерицидными веществами [12]. При наличии инфекционного очага барьерные свойства окружающих тканей часто нарушены, их проницаемость возрастает. Это повышает вероятность проникновения туда циркулирующих пробиотических бактерий вместе с прикрепившимися к ним фагами [13, 14]. В частности, у людей с инфекциями мочевыводящих путей, принимающих «А-бактерин» перорально, аэрококки обнаруживались в моче, причем их количество было стабильно низким, что говорило именно о переносе аэрококков, а не об их размножении в этих органах [15]. Аэрококки и наиболее распространенные возбудители урологических инфекций относятся к совершенно разным группам бактерий, а значит, чувствительны к разным бактериофагам. Это открывает интересные перспективы для создания комплексного препарата, например, на основе А. viridans и фагов, поражающих кишечные бактерии [16]. Такие разработки ведутся на кафедре микробиологии Днепропетровской медицинской академии, однако они пока не вышли за стадию лабораторного исследования.

Статья написана при участии Юргель Л.Г. и Кременчуцкого Г.Н.

От редакции

Редакция «Биомолекулы» обращает внимание читателей на то, что авторы статей из номинации «Своя работа» делятся важными и интересными деталями своих исследований, приводят собственный взгляд на ситуацию в своей отрасли. Коллектив же «Биомолекулы» не считает, что вопрос о целесообразности применения пробиотиков уже решен.

Результаты исследований подобных веществ, какими бы потрясающими они ни были, должны подтверждаться соответствующим образом: препарат должен пройти необходимые фазы клинических испытаний, чтобы медицинское сообщество могло признать его безопасным и эффективным лекарственным средством, и лишь после этого рекомендовать пациентам. Естественно, речь идет об испытаниях по международным нормам, а не так, как это иногда у нас бывает — на 12 пациентах сельского лазарета, заявивших, что им ну-просто-жуть-как-помогло. Неплохим ориентиром для врачей и пациентов было бы одобрение каких-либо пробиотических препаратов, например, американским FDA, но увы.

Пока же принимаемые внутрь пробиотики следует рассматривать не как лекарства, а как пищевые добавки. Причем заявленные производителем свойства препарата нельзя переносить на другие пробиотики: критичны штамм (не род и даже не вид) и количество колониеобразующих единиц. А еще нужно иметь в виду, что на такую продукцию влияет множество факторов, связанных с производством, условиями и сроками хранения, употреблением и пищеварением.

Крупнейшие контролирующие питание и лечение организации мира считают: пока не достаточно доказательств для утверждения, что пробиотики положительно влияют на здоровье (тем более всех поголовно, вне зависимости от исходного состояния этого самого здоровья). И не то чтобы контролеры были убеждены в неэффективности этих препаратов — просто, как правило, в проведенных медисследованиях они не усматривают достоверной причинно-следственной связи приема пробиотиков с позитивными изменениями. А еще стоит помнить о тех исследованиях, где какой-то пробиотик оказывался неэффективным или даже влиял отрицательно.

Так или иначе, потенциал у пробиотического направления есть — как минимум в профилактике и лечении разных энтеритов (если речь идет о пероральном приеме). Просто не всё так просто. Не так просто, как хотелось бы производителю, врачу и пациенту. Наверное, пробиотики на полках наших магазинов и аптек просто «родились немного недоношенными». Так что ждем от ученых-разработчиков и производителей убойных доказательств. А авторам статьи пожелаем успехов на этом нелегком поприще и, конечно, в поиске новых интересных свойств микроорганизмов.

Источник